«РОДИНУ ЗАЩИТЯТ ДЕТИ БЕДНЫХ РОДИТЕЛЕЙ»

21.11.2014


Неюбилейный разговор с бессменным председателем Российского детского фонда Альбертом Лихановым – интервью опубликовано в №162 газеты «Труд» от 21 ноября 2014 г.

Ровно 25 лет назад 200 государств приняли конвенцию ООН «О правах ребенка». Свидетель и участник тех событий — писатель Альберт Лиханов, тогда председатель Советского, а теперь Российского детского фонда. По случаю круглой даты он ответил на вопросы «Труда», но разговор, сразу скажем, получился далеко не праздничный.

— Как это было, Альберт Анатольевич?

— Тогда казалось, все добрые силы мира объединились, чтобы защитить детей от голода, жестокости и эксплуатации. На Генеральной Ассамблее ООН документ был принят единогласно. Я выступал на форуме как представитель советской общественности, говорил о наших планах...

— А уже через год Советский Союз развалился, начался экономический кризис. Какие права детей, если родители теряют работу, семьи не сводят концы с концами?..

— Конечно, сам по себе документ не может предотвратить такие беды. Но конвенция стала своего рода навигатором, помогала найти самые болевые точки и использовать все возможные средства для помощи. Например, в 20-й статье сказано: если ребенок лишается семьи, он вправе рассчитывать на защиту со стороны государства. Именно наш Детский фонд придумал уникальный проект — семейные детдома. Это когда родители принимали в семью пять или более сирот, после чего маме полагалась зарплата, шел трудовой стаж.

— Нашлось много желающих?

— Мы успели создать 368 таких семейных детдомов, где воспитывались 4,2 тысячи детей. То есть в среднем на семью приходилось больше 10 приемных сирот. Это все самоотверженные, яркие люди. Например, Надежда Константиновна Захарова, врач-акушер. В семье четверо своих детей, взяла еще пятерых младенцев, от которых матери отказались, потом еще двойняшек. Оформила кредит и построила двухэтажный дом, где каждому отвела комнату. Или Сорокины в Ростовской области — приютили 55 сирот! Всех устроили, поженили. Выкупали для детей заброшенные дома, которые всей семьей ремонтировали. К сожалению, наши семейные детские дома переформатировали в приемные семьи. Такая форма больше устраивает чиновников. Денег на эти цели выделяют больше, однако есть одно «но»: семейные детдома вели детей до совершеннолетия и устраивали в жизни, у приемной семьи нет такого обязательства. Родители работают на срочном договоре, за вознаграждение.

— То есть могут при желании договор разорвать и отказаться от ребенка?

— К сожалению, такое не редкость. По нашим данным, из 100 детей, розданных в приемные семьи, как минимум 15 возвращают обратно в детдом. Представьте, каково ребенку: однажды предали свои родители, второй раз — приемные: При этом некоторые деятели рассуждают о закрытии государственных детдомов. Хотя там 80% обитателей — так называемые сироты при живых родителях. Детдома и интернаты — это как государственный резерв для защиты самых маленьких и беззащитных членов нашего неблагополучного общества. И нынешний приток украинских беженцев с детьми — это разве не тонкий намек на толстые обстоятельства?

— Тем не менее сегодня сирот много меньше, чем в лихие 90-е. Государство постепенно справляется с этими бедами. О чем ваша боль?

— Недавно мой заместитель, Герой России Вячеслав Алексеевич Бочаров, получивший тяжелое ранение при спасении детей в бесланской школе, позвонил в столичные библиотеки с вопросом: давно ли они получали «Молодую гвардию», «Повесть о настоящем человеке»? Оказалось, последние поступления были в 1988 году! Я предложил выпустить для каждой российской школы хотя бы по комплекту из десятка книг, на которых воспитывались поколения патриотов. Время сейчас неспокойное, к тому же готовимся праздновать юбилей Победы. Мне в разных инстанциях ответили: это дело местных бюджетов. Но разве можно воспитывать патриотизм на местечковом уровне? Это общенациональное дело. Мы делали вид, что не замечаем, как на братской Украине обрабатывают сознание подростков. В результате им назначили врага — москаля. Как говорится, приехали.

— Но можно ли воспитать патриотизм только на книгах? Если наша молодежь в армии служить не горит желанием, зато мечтает о карьере госчиновника, им хоть каждый день на ночь про Маресьева читай...

— А это тоже плоды пропаганды — или, точнее, ее отсутствия. Целью стало стремление к личному благополучию, но индивидуализм разъединяет людей, раскалывает общество. Он вообще освобождает от такого понятия, как патриотизм. Не случайно в подростковой среде актуальны вопросы: а кого защищать? Вот этих, что ли, с Рублевки? Почему должен это делать я, если вон тот рванет с родителями за кордон?

— Так кому же в случае чего Родину защищать?

— Родину защитят дети бедных родителей. Надо сказать спасибо новому руководству Минобороны, отменившему бездумное решение предшественника о ликвидации суворовских и нахимовских училищ. Потому что это не просто военная подготовка, а система воспитания. Еще лет 10 назад воинским частям разрешалось брать мальчишек-сирот, отбившихся от рук. Детский фонд следил за их судьбами. Дети ходили в обычную школу, но жили в казарме и имели взрослого наставника. Так вот, этих вчерашних хулиганов, просто переодетых в военную форму, уже через месяц учителя и воспитатели не могли узнать.

— Наверное, воспитывать должна не армия, а прежде всего школа.

— Согласен. Вот я — дитя войны. Моя первая учительница Аполлинария Николаевна Тепляшина начинала урок с того, что обходила класс и каждому давала витамины, чтобы мы не заболели цингой. И в моем представлении учитель — прежде всего человек, который заботится о детях. А сейчас школа стремится заработать на них, продавая странный товар — «образовательные услуги». А этот проклятый ЕГЭ? Ведь всем мало-мальски сведущим людям давно очевидно: он подрывает саму основу системы знаний, выстраивавшуюся столетиями. Так какая еще беда должна случиться, чтобы общество спохватилось? Ведь отвергнуты и унижены лучшее в мире образование и русский учитель, выигравший войну, по признанию Рузвельта. Кому помешали станции юных техников, которые воспитывали генеральных конструкторов атомных станций и космических кораблей? Или станции юных натуралистов? Это же все не просто помогало занять время, а воспитывало ребенка, развивало все лучшее в нем. Он должен быть загружен с утра до ночи, а не играть в стрелялки или зависать в социальных сетях.

Опубликовано 21.11.2014 на сайте газеты "Труд"



Версия для печати
Туберкулез - болезнь бедных

На основе мониторинга Детский фонд подготовил и издал независимый доклад "Детский туберкулез". В нем дана объективная картина эпидемиологической ситуации, сформулированы причины бедственного положения детей, предложены меры по борьбе с этим национальным злом. Читать доклад